Турпортал Svali.ru   |   Поиск туров, описание туров, заказ, цена Туры   |   Бронирование отелей по всему миру, описание отелей, фото отелей Отели   |   Бронирование авиабилетов Авиабилеты   |    Метеоновости   |    Информеры   |    RuMeteo.ru

   сделать стартовой     добавить в избранное
Туристический портал Svali.ruТуристический портал Svali.ru Svali.ru
  
  

ГЛАВНАЯ

КУДА ПОЕХАТЬ?

КАТАЛОГ СТРАН

(описание, города, карты, фото, погода, климат)

АВИАБИЛЕТЫ

(поиск,бронирование авиабилетов на регулярные и чартерные рейсы)

ПОИСК ТУРОВ

(каталог туров, описание, заказ, цены)

БРОНИРОВАНИЕ ОТЕЛЕЙ

(бронирование, описание, фото, туры, справочник категорий и сокращений)

КАТАЛОГ ГОРОДОВ

      ДРУГИЕ РАЗДЕЛЫ

Иран

Персеполис, 60 км от Шираза, Иран.

Персеполис, 60 км от Шираза, Иран.

Деревня Кандован, 62 км от Табриза, Иран.

Деревня Кандован, 62 км от Табриза, Иран.

все фото (37) 


Рассказы путешественников Иран

[Каталог стран Иран]

 Иран - рассказы туристов
 добавить рассказ  все рассказы  Мои рассказы



В черном платке по древнему Ирану

В ночном самолете Москва - Тегеран туристов, кроме нас, не было. Занявшие половину мест иранцы возвращались домой. Из русских кто-то, судя по разговорам, летел к родственникам, остальные - в Бушер, строить атомную электростанцию, ту самую, на которой, как боятся американцы, Иран сможет построить свою ядерную бомбу.

В тегеранском аэропорту их встречали с табличкой "Атомспецстрой". Атомщики сначала приняли нас за своих и удивились, что мы летим в Иран первый раз. Когда они поняли, что мы не в командировку, а так, то пожаловались, что их, атомщиков, сегодня в самолете что-то совсем мало, а обычно бывает гораздо больше. Еще один мужчина в кожаном плаще с красным шарфом, видимо, был из нашего посольства. На контроле в Тегеране он сунул паспорт в окно для дипломатов и тут же поругался с пограничником на фарси.

В Тегеране оказалось холодно и лежал снег, так что мы решили сразу улететь куда-нибудь на юг и пошли на местные авиалинии в соседний терминал. В Иране самолеты - вполне доступный вид транспорта. Между всеми крупными городами есть по нескольку рейсов в день.

Я уже была в платке, который, как и все женщины в самолете, надела перед трапом в тегеранском аэропорту. В Иране все иностранки обязаны выглядеть так же, как и иранки, то есть ходить с покрытой головой. И не с одной только головой. Штаны в Иране тоже не приветствуются.

Поверх надо носить если не пальто или плащ, то специальный халат или юбку, как минимум до колен.

Вскоре оказалось, что и это не последнее условие существования женского пола в этой удивительной стране. В местном аэропорту уже появились два отдельных входа: для мужчин и для женщин. Чтобы не потакать дискриминации и шовинизму, я следом за своим другом зашла в мужской. Иранцам, дежурившим у металлоискателя, это не понравилось, но было поздно: изнутри двери автоматически не открывались. Я знаком предложила охранникам не переживать из-за такой ерунды. Но они засуетились, быстро разыскали ключ, открыли замок и выпроводили меня наружу, строго показав на соседнюю дверь. За ней оказалась та же рамка, только рядом с ней, углубившись в книжки с арабской вязью, сидели дамы в черных хиджабах и таких же черных накидках до пола.

В любом российском аэропорту при виде такой службы безопасности половине пассажиров стало бы нехорошо.

Кассы тоже были мужские и женские. Но они были рядом и из-за большой толпы и суматохи раздельной покупки билетов никак не получалось.

Исфахан
Ближайший рейс был в Исфахан, что нам очень подходило.
Исфахан вместе с Ширазом - самые популярные у редких иностранцев города в Иране. Там есть все, что нужно туристам: дворцы, сады, куча древностей, роскошные шиитские мечети и масса недорогих гостиниц.

В Исфахане самое любимое место местных жителей - широкая для здешних засушливых мест река посреди города. Если светит солнце, а по-другому в Иране почти никогда не бывает, исфаханцы целыми днями сидят на берегах, устраивают там пикники и играют в карты. Самый известный среди древних мостов через реку - мост Сио-Се-Поль из тридцати трех арок. Внутри него, прямо в старой кладке, сделаны маленькие устеленные коврами комнаты с окошками, смотрящими на воду.

Там курят отличный яблочный кальян и пьют чай с колотым сахаром.

В пятнадцати минутах ходьбы от Сио-Се-Поля - площадь Имама, про которую путеводители говорят, что она в два раза больше Красной площади. Под Имамом подразумевается отец Исламской революции аятолла Хомейни. До Исламской революции она называлась площадь Шаха. Рядом с огромными портретами Хомейни в Иране везде развешаны такие же по величине изображения его последователя аятоллы Хоменеи. Мало того что старцы носят почти одинаковые имена, рисуют их в одинаковых черных чалмах и очень похожими. Отличаются они тем, что Хоменеи в очках, а Хомейни - без, Хоменеи жив и по сей день, а Хомейни - уже умер. Портрет меньшего размера, который иногда висит рядом с аятоллами, обычно принадлежит действующему президенту Мохаммаду Хатами.

На площади Имама бьют фонтаны и растут кипарисы ярко-желтого цвета. Сюда же выходят мечети Имама и шейха Лутфоллы, дворец Али-Капу и торговые ряды старинного базара.

Главное достоинство здешних продавцов сувениров и ковров, от которых обычно прохода нет в арабских странах, в том, что встречаются они редко. Причем, как и все иранцы, они образованны и безупречно вежливы. На площади Имама к нам подошел человек, сразу сказавший, что он кочевник.

-- А вы откуда? - спросил он.
-- Из Москвы.
-- О, Россия! Достоевский, русская литература! - воскликнул он с таким воодушевлением, что захотелось припомнить ему растерзанного персами Грибоедова. Но мы тоже были вежливы и сдержанно сказали:
-- О, Иран, о, Саади.
-- Саади в моем сердце, - успокоил нас кочевник и, сильно жестикулируя, продолжил: - Россия, Ринат Дасаев, Лео Яшин.

Тут ответить нам было нечем. Перечислив десяток футболистов, наш собеседник сделал еще один неожиданный переход:
-- Кстати, а не хотите ли взглянуть на лучшие в Исфахане ковры?

Мы не хотели и обещали прийти позже. Он не обиделся и дал нам пару своих визиток. К сожалению, слова "кочевник" в них не было. Было только про ковры.

Редкий перс говорит по-английски так, как этот кочевник. В основном местные жители если и выезжали за пределы своей страны, то только однажды - на хадж в Мекку, а большинство - вообще никуда, так что иностранные языки им, по большому счету, ни к чему.

Помимо торговцев коврами сказать пару слов по-английски в Иране могут женщины за рулем "Пежо-206" иранской сборки, портье в гостиницах и немусульмане.

Последних довольно мало, и живут они в отдельных кварталах, которые среди остальных улиц выделяются чистотой. В Исфахане это армянский район Джульфа. За толстыми каменными заборами много христианских церквей. Они архитектурно похожи на мечети и редко бывают открытыми.

Шираз
Из Исфахана в Шираз летают самолеты и ездят автобусы. Мы выбрали последнее. Семичасовой путь лежал через перевал. Наверху в горах шел снег с дождем. В Ширазе поспевали апельсины. Помимо бесчисленных и очень красивых садов с парками этот город известен мавзолеями персидских поэтов Саади и Хафеза, расположенным неподалеку древнеперсидским городом Персеполисом и развалинами еще более древнего Пасаргада. В них, как на ладони, весь школьный курс истории Древнего мира.

Персеполис был построен Дарием Великим и достраивался при остальных Дариях, Ксерксах и Артаксерксах, пока его не разнес Александр Македонский. К счастью, не до конца.

За колоннадами, воротами и барельефами в Персеполисе угадываются очертания дворцов и храмов. От Пасаргада осталось гораздо меньше. Там главное - могила завоевателя Кира Великого и несколько древнеперсидских надписей того же времени.

Мало кто из местных жителей сможет внятно объяснить, что до Персеполиса (иранцы называют это место Тахт-э-Джамшид) из Шираза нужно добираться на автобусе до городка Марвдашт, а последние несколько километров ехать на такси.

Оттуда тоже надо долларов за десять ловить машину до Пасаргада, а потом на ней же через Накш-э-Ростам (вырубленные в горе гробницы персидских царей, в том числе и Дария) и Накш-э-Раджаб (просто древние барельефы на скалах) возвращаться обратно в Марвдашт.

Самоистязатели
Когда мы были в Ширазе, там стало происходить что-то непонятное. С наступлением темноты по улицам стали ходить маленькие демонстрации. Люди пели немелодичные песни и били в большие барабаны фирмы Yamaha, слегка напоминая кришнаитов, которые устраивают шествия по старому Арбату. К ночи непонятные торжества приобрели размах. Демонстрации стали скапливаться у мечетей. Появились грузовики с транспарантами, написанными куда более замысловатой арабской вязью, чем та, что встречается обычно. Перед мечетями перекрывалось движение, туда подтаскивали аудиоколонки и подсоединяли к ним микрофоны. Размеренный барабанный бой и унылые песни доносились уже отовсюду. В каждой лавке включали телевизор. Оттуда тоже пели и били в барабаны.

В руках людей в центре процессий появились предметы, похожие на веники, связанные из железных цепей. Они махали этими штуками и в такт барабанному бою опускали их себе на спину, впрочем, довольно бережно.

В этих условных самоистязаниях участвовали только мужчины. Женщины во всем черном стояли на тротуарах и внимательно за ними наблюдали.

Выяснить, что это было, удалось только в гостинице. Мы спросили у портье, что творится, и для ясности показали, как бьют в барабан. Он понял сразу.

-- Вы знаете, был такой имам Хусейн. Его убили. Это "бдыш-бдыш", - тут он тоже показал, как бьют в барабан, - будет пять ночей до дня убийства и пять после.

Дань памяти имама Хусейна шииты отдавали очень прилежно. Скоро нам объяснили, что означают железные плетки. Такими же тысячу лет назад забили несчастного имама. Когда участвующие в траурных мероприятиях иранцы не стегали себя плеткой, они в том же ритме били себя кулаками в грудь. Это означало, что имам всегда в их сердцах.

Местные каналы показывали шиитов, истязающих себя в мечетях, с утра до вечера. В новостях были прямые включения. Кто-то бил себя до крови, кто-то плакал. На улицах, кстати, били не до крови и не плакали.

Если телевизор был в кафе или на вокзале, обязательно находились несколько человек, которые за этими процедурами почитания имама Хусейна начинали с интересом следить.

Бандар-Аббас
Из Шираза мы отправились в Бандар-Аббас - самый большой иранский портовый город на Персидском заливе. Самолет был ночной, и по прибытии некстати выяснилось, что заняты все гостиницы приемлемого качества и стоимости. Было далеко за полночь, когда мы стали ловить такси у очередного отеля, где не было свободных номеров, как вдруг на другой стороне дороги остановилась машина, из окна которой нам прокричали:
-- Не волнуйтесь, я знаю английский и сейчас вам помогу.

В машине было двое. Того, кто говорил по-английски, звали Торадж. Узнав, что мы из России, он сказал, что лучше мы были бы из Киева.

 добавить свой рассказ


КОММЕНТАРИИ ПО РАССКАЗУ





SVALI.RU
©Данио-Пресс 2005. Все права защищены.
Использование материалов сайта возможно только с согласия администрации сервера.
По вопросам рекламы и размещения информации обращаться сюда.
Рекламно-информационное агентство 'Данио-Пресс'
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100